Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

punk

Первая ласточка

В Британии пикапера Addy A-game закрыли на два года за приставания и попытки принуждения по отношению к женщинам, в том числе к несовершеннолетним. В частности этот 38-ми летний лоб приставал на улицах к 16-летним школьницам, лез руками и снимал это на видео. После отсидки он 10 лет будет числиться в списке секс-преступников.
Видео что-то не вставляется, но можно ткнуть на ссылку выше и посмотреть на эту рожу.

Всячески поддерживаю решение британского правосудия и надеюсь, что в другие страны вскоре последуют этому позитивному примеру.
botanika

Дивный новый мир

Поделюсь-ка с вами прекрасным сегодняшним постом Дениса Довгополого из фейсбучика. В какое интересное время живём, товарищи!

18+

Время от времени мы делаем дюдилы проектов по заказу инвесторов. Обычно даже неукраинских. И вот два месяца назад к нам пришел инвестор, который попросил сделать камеральный даблчек их дюдила компании, в которую они заливают 50м баксов. Хехе. 70% этих деннег пойдут на scientific r&d, что относит этот раунд к классическим сидам.
Проект из индустрии deep sextech. Стало интересно, чем deep sextech отличается от просто sextech.
И вот тут был почти мистический трип в индустрию, которая поразила своими размерами и подходами.
У меня два месяца был неограниченный доступ к рисерчам и экспертам отрасли, время которых оплачивалось.
Не буду вдаваться в детали, но расскажу про тренды.
Да, это про секс игрушки.
Старые подходы были нетехнологические это был чисто анатомический подход: имитация игрушками половых органов с вибрирующими элементами.
Дальше этот тренд разбился на три: все более натуральные запчасти людей, куклы, которые стали все более дорогими и отдельные вибрирующие элементы, которые фокусировались на чистой стимуляции (шарики и микровибраторы, кольца и другую фигню).
В данный момент куклы не считаются хайтеком в секстеке. При всей своей дороговизне и навороченности, они они сейчас сфокусированы не на секс ощущение, а на удовлетворение кинестетических запросов и замену эмоциям. Это не про оргазм, а про комплекс всяких ощущений и таргетирует не секс запросы, а скорее невозможность или нежелание заводить отношения. Или реализовать запросы, которые живой человек не может воплотить в жизнь (даже не спрашивайте). Такие игрушки будут иметь устойчивый, но ограниченный спрос и на такие продукты смотрят в том числе правительства, в надежде, что они помогут снизить уровень сексуальных преступлений, особенно жестоких. Вероятнее всего это будет иметь ограниченный, но устойчивый спрос.
Новое поколение игрушек пошло дальше и решило занять полку в каждой спальне, сфокусировавшись, на новых способах стимуляции эрогенных зон.
Лидер в этом сегменте сейчас womanizer, который тратит огромное количество денег на исследования и даже дает возможность вернуть устройство, если оно не вызывает оргазма. Ловушка в том, что возврат можно осуществить с 30 по 35 день владения. При немалой цене на игрушку, 200+ баксов уровень возвратов не выходит за пределы 0.1% что даже меньше, чем возвраты в тех же Штатах по закону о защите прав потребителей в среднем по рынку. Устройство практически гарантированно вызывает оргазм даже у женщин, которые до того не могли. Что прикольно, скоро страховые будут покрывать покупку этих устройств по рецепту врачей.
Womanizer это только первая компания, которая ударила по сегменту и скоро таких устройств на рынке будет много. Несмотря на то, что у них есть патенты на вакуумную стимуляцию, я увидел, что есть как минимум 5 других еще неисследованных способов + сложные алгоритмы.
Но и это сейчас не считается хайтеком. Компания, которая поднимает деньги, сфокусировалась на полностью автономной работе. Если womanizer позволяет женщине найти оптимальные режим и точки приложения, то новое поколение ищет эти вещи самостоятельно используя обратную связь от нейроинтерфейса. Это позволяет получить ощущения, которые не доступны никаким другим способом и по отзывам тех, кто это тестировал (пока только для женщин, получать не просто взрывные многократных оргазмы а иметь эффект "ядерного взрыва".
Компании нового поколения не хотят занять место на тумбочке у кровати. Они хотят исключить физиологический секс вообще из обихода, сделав его бледной пародией на ощущения. Отделить эмоциональные и тактильные ощущения от самого оргазма.
Побочным эффектом они ожидают уменьшение идиотских решений, которые имеют свойство необратимости, на почве сексуальной неудовлетворенности. Как следствие глобальное уменьшение количество разводов (как и свадеб из-за недоступности секса) и преступлений на сексуальной почве.

Киберпанк, который мы не заслужили.

ЗЫ. И да, куда катится этот мир?!
ЗЫЫ. 30% всех игрушек стоимостью от 100 баксов покупаются для подарков, 45% из них семейным парам, а не одиноким женщинам, как ожидалось.
ЗЫЫЫ. Эта индустрия будет системно убивать порно, по крайней мере в странах золотого миллиарда
ЗЫЫЫЫ. Вы даже не представляете, какую рекламу мне теперь подсовывают в интернете :)
lovely tongue

(no subject)

„Wenn ich Kultur höre ... entsichere ich meinen Browning“ 
 "Schlageter", Hanns Johst
"Когда я слышу слово культура ...  я снимаю с предохранителя мой Браунинг"
 "Шлагетер" Ханса Йоста
Есть у нас в университете один, скажем, несколько неоднозначный профессор.  За 4 года с момента получения профессуры стал фигурантом сразу нескольких скандалов: моббинг своих  сотрудников со скандалами и разборками вплоть до отдела кадров и профсоюза,  плагиат у тех же сотрудников, сложные отношения с другими профессорами, в результате чего пришлось разделить иститут на два, в результате даже сисадмин отказывается с ним работать. 
На днях по внутренней рассылке приходит радостное сообщение от него: "с марта я буду вести колонку в одной из крупных газет!"  А теперь мои прозорливые читатели, постарайтесь угадать тему колонки.
Collapse )

lovely tongue

Секс, драгс, рок-н-ролл или для чего жить. Продолжение.

начало интервью тут




Шпигель: Является ли жирная тефтеля действительно олицетворением удовольствия? Может ли натуральный сок быть таким же вкусным как коллекционное шампанское?

Пфаллер: Настоящую радость мы испытываем только тогда, когда мы превращаем противоречивый элемент культуры в прекрасный. Если нам это не удается, то мы застряли в быту. Мы большем не можем праздновать. Поскольку праздновать мы может только теми вещами, которые имеют отрицательные качества, не дающие растянуть их надолго.

Шпигель: Поскольку они разрывают повседневность.

Пфаллер: Именно! Алкоголь на празднике делает зарубку на линии времени. Минералкой мы не можем отметить день, в который наша футбольная команда одержала историческую победу над извечным соперником. И день Рождения взрослого нельзя праздновать мультивитаминным соком. Было бы невежливо не чекнутся с ним, когда все празднуют. Было бы неприлично оставатъся приличным. Наша культура требует в подобных ситуациях таких трат, к которым мы самостоятельно не были бы готовы.
Шпигель: Праздники нужно праздновать, когда они приходят, говорит (немецкая) поговорка.

Пфаллер: Что однако обозначает, что в противном случае их праздновать нельзя. Только празднующий коллектив может направиль индивидуам требование не быть занудой и не портить праздник. Поэтому когда на улице встречается идущий навстречу одинокий курящий, он и кажется таким опустившимся. Он курит буднично, не для прерывание быта. Он курит без того, чтобы этого требовала культура. Это печально.

Шпигель: Курение осуждается, это не вопрос, но является наша культура аскетична. Что с присутствующим повсеместно сексом?

Пфаллер: Есть хорошая фраза философа Макса Шелера, который пишет, что мы окружены множеством веселых вещей, на которые смотрит множетство печальныы людей, которые не знают, что с ними делать. Таким образом: проблема не в различных приятных вещах, которых вдруг стало мало, а в рессурсах, которые нужны людям, чтобы воспринимать удовольствие от приятных вещей.

Шпигель: Почему тогда рынок вообще предлагает секс?

Пфаллер: В художественных фильмах его уже практически нет, он ушел в толк-шоу и другие форматы реального времени. Там секс показывают, но не подчеркнуто красиво а скорее с ноткой отвращения, с предупреждающе вознесенным указательным пальцем. Угроза звучит так: если вы не соберетесь, то завтра можете сами оказаться с низами общества в контейнерах на окраинах. Сегодня подобный откровенный показ себя связан для представителей среднего класса с опасностью оказаться деклассированным.

Шпигель: А верхние слои общества проявляют свою сексуальность в большей степени?

Пфаллер: Существует что-то вроде класса итальянского премьер-министра, класса Флавио Бриатире, в котором считается по меньшей мере хорошим тоном по крайней мере регулярно делать вид, что у них  экцессы такого рода

Шпигель: При этом Берлускони или Бриаторе тоже не особо гламурные персонажи, как и Чарли Шин. В медиях его представляют как психа.

Пфаллер: Чарли Шин совершенно иной тип, чем Стив МакКвин или Поль Ньюммэн. Он слишком экстремален, он фрик, искаженная картинка. У нас сегодня в принципе больше нет звезд, которые могли бы быть эротическими примерами для подражания, которые так гламурно воплощали бы секс, чтобы мы могли сказать: вот сейчас у нас был удивительный момент, это было как у Мишеля Пикколи и Роми Шнайдер
....
То, что демонстрировали  Мишель Пикколи и Роми Шнайдер, это было, может, на три ступеньки выше того, что нормальные люди хотели или могли, но это был понятный идеал. Как лыжный тренер, который всегда едет на три отметки лучше, чем ученик, но все же едет так, что ученик может ехать за ним и может себе представить, что немного потренировавшись он его догонит. Подобные образцов нам не хватает, мы окружены экстримами.

дальше про тренд к аскезе в искусстве, но что-то мне надоело 
lovely tongue

Секс, драгс, рок-н-ролл и смысл жизни.

Чудесное интерьвью немецкому журналу Шпигель известного современного философа Роберта Пфаллера. По совместительству он профессор философии в Вене и красавчик.  Надеюсь Шпигель на меня не обидится за перевод.



Философ Пфаллер о мере и неумеренности. О том, ради чего стоит жить: праздники и вечеринким, секс, алкоголь, табак.

Шпигель: господин Пфаллер, чего ради стоит жить?

Пфаллер: для совершенно крохотных повседневных вещей. Выпить с друзьями пива, насладиться красотой в нежный момент, выкурить сигарету к кофе, поиграть в мяч летним вечером. Все очень просто. Собственно все просто.

Шпигель: Не слишком ли мало? Дает ли это смысл жизни?

Пфаллер: Вопрос смысла я осознанно не ставлю. Наша главная задача - жить, как уже сказал философ Монтень. Не для каких-то специальных задач, приключений, проектов. А просто жить. Когда люди не выучили, зачем нужно жить. когда они смотрят только на вопрос, ради чего стоит жить, то они подчиняют жизнь какому-то проекту, а по окончанию проекта впадают в те депрессии, которые сейчас так широко распространены. Мы счастливы когда мы с друзьями пьем, курим и танцуем до упаду.
Шпигель: Как неразумно!

Пфаллер: Было бы неразумно всегда быть разумным. Тогда разум превращается во что-то иррациональное, что преследует неразумность и пытается ее уничтожить - как мы сейчас видим в случае с фанатичными борцами с курением. Они не хотят добиться нормального регулирования для всех, они хотят тотальной чистоты.

Шпигель: Курение вредно, в том числе и для пассивных курильщиков.

Пфаллер:  Вместо того, чтобы спрашивать, для чего мы живем, мы спрашиваем себя только как прожить как можно дольше. Мы смиряем себя сверх всякой меры.
Этот свойственно нашей эпохе, ее болезнь. Людей приводят к тому, чтобы рассматривать свою жизнь как капитал в банке и ревностно присматривать, чтобы никто ничего не увел. Эта осторожность по отношению к жизни, которая убивает саму жизнь. Она приводит к преждевременному окоченению трупа.

Шпигель: Почему тогда уже несколько лет идет усиленная борьба с курением?

Пфаллер: Ну уж во всяком случае не потому, что мы умнее, чем предыдущие поколения. Они тоже знали, что курение вредно. Более того: если бы они этого не знали, то они бы не курили, поскольку это именно вред - то, что делает сигареты чем-то возвышенным. Сегодня мы пытаемся вырвать большинству удовольствий их жало: бары с запретом курения, пиво без алкоголя, кофе без коффеина, взбитые сливки без жира, виртуальный секс без телесного контакта.

Шпигель:  Без жала нет удовольствия?

Пфаллер:  Абсолютно. Вещи, от которых мы получаем удовольствие сопряжены с проблемой. Они дорого как шампанское, жирны как сливочный торт, ядовиты как сигареты. Проблемно-приятное ломает экономическую логику бюджета - разумность сегодня обращаться с нашими силами так, чтобы осталось и на завтра. Неразумная растрата и дает нам триумф.

Шпигель:  И головную боль на следующий день. А то и сокращение жизни.

Пфаллер:  Да, но при этом лучшую жизнЬ. Мы должны бояться не смерти, а плохой жизни.

...
дальше абзац про европейскую политику, пропускаю
...

Шпигель: Но многие отказываются добровольно, хотя никто их политически не принуждает.

Пфаллер: Да, поскольку у них на место удовольствий заступает что-то другое - самоуважение. Люди, которые живут аскетично, почти всегда воспринимают себя выше остальных. Они думают, что умнее других и морально выше. В нашем обществе, в котором различия между классами становятся сильнее и многие подвержены страху понижению класса, это очень привлекательно. Социальное отличие становится важнее. Возьмем к примеру вегетарианство, которое сейчас в моде: одни занимаются им, потому что это здоровее, другие потому что они себя так чувствуют чем-то лучшим, чем все остальные: поскольку в их взоре не только шницель, но и ответственность за изменение климата и сохранение человечества.

Шпигель:  Но ведь все действительно так. Должна ли хорошая жизнь быть безответственной жизнью?

Пфаллер: Речь о нашей ответственности по отношению к хорошей жизни! Паника по поводу климата подходит к нашему страху смерти, которые сильнее страха плохой жизни. Постоянно речь идет о том, что было бы ужасно, если человечество вымрет как вид. Мой предшественник по кафедре, философ Рудольф Бургер как-то очень точно определил: если мы умрем все в один момент, это не печальней, чем если мы умрем по очереди.


Продолжение следует, а я побежал есть шницель :)